«Портретная галерея». Дина МИФТАХУТДИНОВА: Еще одна попытка

Поеживаясь от холода и снега, весна входит в Украину на тоненьких каблучках прозрачных сосулек. Она оптимистична. И мы ей верим. Всегда. Потому что мы привыкли верить солнцу и хорошему настроению, а лужи… Ну куда без них весной?

Первый большой весенний праздник – женский. Он, как Афродита из пены, приходит всегда чуточку неожиданно, но зато с хорошим настроением.

Отделение НОК Украины в Днепропетровской области поздравляет спортсменок и тренеров, а также всю женскую команду, которая так или иначе связана с нашим общим делом, с праздником весны.

А пожелать вам всем хочется по – олимпийски: БЫСТРЕЕ пусть сбудутся ваши мечты, ВЫШЕ пусть будут ваши желания, и СИЛЬНЕЕ пусть любят те, кто рядом с вами.

 

Мартовский вернисаж в рубрике «Портретная галерея» мы открываем беседой с прославленной спортсменкой, тренером, руководителем, женой и мамой Диной Артуровной Мифтахутдиновой.

 

Дина Артуровна Мифтахутдинова (2 ноября 1973г.), академическая гребля, четверка парная.

Чемпионка Украины, Европы и мира

Серебряный призер Олимпийских игр в Атланте – 1996г.

На Олимпиаде в Сиднее-2000г, четверка финишировала четвертой.

Заслуженный работник физической культуры и спорта Украины.

Кандидат наук физической культуры и спорта

Заслуженный мастер спорта Украины

 

Она пришла на встречу несколько возбужденной. Только-только закончилась летучка, и эмоции еще не остыли. Мне показалось, что мысленно она еще где-то там, в спорах о лодках, гребцах и ответах на чужие вопросы. Чтобы отвлечь ее от дел насущных, предложил для начала разговора сделать несколько шагов в прошлое.

 

-Дина Артуровна, чем объяснить, что в Советском Союзе одним из самых популярных памятников была девушка с веслом?

-Даже и не знаю, как ответить… Тогда не культивировался этот вид спорта, академическая гребля.

 

-Разве у нас не было громких имен чемпионов?

-Были чемпионы и много. А, может быть, у женщин из гребли были определенных масштабов и рост, и фигура? Сейчас кардинально все поменялось, особенно антропометрические данные. Раньше, женщина с веслом, это 192 см минимум, а, может, и 195, они были весом под 96 килограммов. Это вопрос неоднозначный, непонятно даже, это женщина или мужчина. Зато сейчас идет женщина, что с веслом, что без весла, то ли она модель, то ли она … Вот, посмотрите на Настю Коженкову. Высокая, стройная, когда она надевает короткую юбку, просто длинноногая лань! Поменялись, наверное, стандарты подхода к гребцам. Если посмотреть по рейтингам, на  мировых призеров и лидеров, это уже совсем не 190 см, а может быть 182 или 176, это и литовки, это и болгарка, очень худосочная… Почему в Советском Союзе были такие скульптуры? Никогда не задумывалась над этим, но, наверное, был госстандарт гребчих, все под одну гребенку. А если говорить открыто, то именно так тогда и отбирали, если ты ниже 186см, то в сборную СССР  не попадаешь.

 

-А чем объяснить, что однажды ученица восьмого класса пришла именно в греблю? Какой рост у Вас тогда был?

-Где-то под 180 см, рост молодой начинающей перспективной гребчихи, которая занималась музыкой и мечтала стать бандуристкой.

 

-Гребной спорт, в моем понимании, один из тяжелых видов спорта для женщин. И как с тонкими и длинными музыкальными пальчиками Вы взялись за толстое, отполированное чужими мозолями, весло?

-Наверное, это гены сыграли свою роль, потому что у меня спортивная семья. Дедушка и папа занимались спортом. Может быть, не на таком высоком профессиональном уровне, но…

 

-Они все родом из гребли?

-Нет, они боксеры, гимнасты, и дядя мой тоже был боксером, худенький, «муха», но все-таки… Папа занимался боксом и гимнастикой, дедушка тоже был боксером, поэтому спорт мне всегда был близок. В детстве я плавала, и фигурным катанием занималась, любила спорт.

 

-Любопытно, что сев в лодку Вы начали очень быстро прогрессировать.

-Я считаю, что все дело было не во мне, а в тренерском таланте.

 

-Ефима Исаевича Шнейдера?
-Он убедил меня в том, что это самый лучший вид спорта. Для меня. С моими физическими данными. Рассказал о всех плюсах академической гребли и положительных перспективах, которые должны у меня быть, если буду трудолюбивой, старательной и исполнительной девочкой. Он раскрыл самую лучшую сторону будущей медали.

 

-А до этого моменты были еще какие-то спортивные двери, в которые хотелось войти?

-Нравилось фигурное катание. Папа заливал мне каток во дворе. Я каталась и прыгала. Мне казалось, что даже при том, что вес у меня был не как у фигуристки, я верила, что могу и делаю все феноменально хорошо и талантливо, вот только надо еще чуть-чуть… При попытке записаться в спортивную секцию этого вида спорта родителям честно и откровенно сказали, мол, посмотрите на своего ребенка внимательно и адекватно оцените ситуацию. На том мечты о танцах на коньках под светом огромного количества ламп, переполненных трибунах восторженных зрителей, аплодирующих фигуристке Дине Мифтахутдиновой,  закончилось

 

-Итак, Вы пришли в греблю в 1987 году. С этого периода и по 1996-ой прошли путь от «одиночки» до «четверки».

-Да, меня сначала посадили в одиночку, дали какую-то развалюху, а я почему-то очень уверенно в ней себя почувствовала. Пытались пару раз сажать меня в восьмерку, но… Это не мое!

 

-Экзамен двойкой не прошли или сразу в четверку?

-Нет-нет! Специфика гребли такая, что комплектации экипажей идут через одиночку, а двойка может быть на следующей программе соревнований. Тут же все бывает расписано: первый день – одиночка, второй – двойка и так далее. Для меня четверка это было как следствие.

 

-А где Вам больше всего комфортно?

-Для души – в одиночке. Для утверждения себя – в одиночке. Поскольку были достойные люди, с кем можно было сесть в одну команду и показать лучший результат, это была четверка. Был тренер, который готовил команду, это Павлов Евгений Владимирович, воспитавший не одно поколение чемпионов. Инна Фролова, его жена, сидела с нами в лодке. На тот момент он был очень сильным тренером сборной Союза. Когда произошел развал СССР и был такой провал: ни медалей, ни голов, ни очков…

 

-Оставим грусть на мели и поплывем по волнам Вашей памяти к счастливым берегам. Насколько трудным был путь попадания в сборную Украины для участия в Олимпиаде-1996?

-Этот путь легким не бывает.

 

-Именно об этом и речь, если даже в уже устоявшемся составе четверки на заключительном этапе произошла рокировка …

-Если говорить поэтапно, то в 1994 году была скомплектована эта команда, где сидели: Мифтахутдинова, Елена Ронжина, Татьяна Устюжанина и Светлана Мазий. Инна Фролова в это время родила ребенка, а поэтому ближе к Играм она заменила Устюжанину. В этом квартете я была самая молодая спортсменка, которая была в сборной Союза по юношам. Не было тогда юниоров, исполнилось 18 и ты уже во взрослой команде. Признаюсь, что 18, 19, 20 – это тяжелый период, когда во взрослом ты ЕЩЕ не можешь, в юношах ты УЖЕ не можешь, но хорошо, что все так потом и случилось…

 

-Хорошо помните ту Олимпиаду?

-Как будто это было вчера!

 

-Насколько был хорош канал?

-Отличный был канал, больше даже как озеро такое, специально подготовленное.

 

-Какая установка была на финал?

-Конечно, медаль!

 

-Да, но не надо забывать, что в финале были немцы. А они на протяжении многих Олимпиад никакого другого места кроме как первое не признавали. Это была школа ГДР, а потом уже и ФРГ добавилась в объединенную команду.

-Конечно, немцы чемпионы мира и олимпийских игр. Это суперкоманда!

 

-И все-таки установка была идти с ними нос в нос или …

-Что касается установки, то нужно было додержать их до тысячи, поскольку дистанция – две тысячи метров и не дать им далеко уехать. А вот, то, что произошло, поломало все установки. Это значит, что первую тысячу мы шли первыми. Я обычно не оборачиваюсь во время гонки, а просто подсматриваю боковым зрением, а тут повернулась и увидела, что они позади нас.

 

-И какое впечатление?

-Бешенные глаза их загребной. Действительно, мы идем впереди и нисколько им не уступаем.

 

-Вы даже полторы дистанции прошли первыми.

-Да, мы дали им немного задергаться. Оставалась последняя пятисотка. И не потому, что мы их упустили, а…

 

-У немок был очень мощный финиш.

-Да, они взяли нас физикой. Сегодня, как тренер, я считаю, что это была недоработка тренерского штаба. Тактическая. И тренировочный процесс был недостаточно грамотно выстроен, поскольку в Америке мы сидели 24 дня в горах, на высоте 2000 метров над уровнем моря. Спасибо, конечно, что дали возможность провести акклиматизацию. Здесь важно было просчитать время спуска с гор. Считаю, что тренерский штаб в этом аспекте немного ошибся…

 

-Вас рано спустили или поздно?

-Думаю, что немного поздно, нужно было бы пораньше, потому что первая гонка у нас не пошла, вторая не пошла. Вот, четверка мужская, которая была призером чемпионата мира, они не прошли акклиматизацию, у них пик формы пришелся на время после Олимпиады. Это мы смогли каким-то чудом собраться, потому что женский организм отличается от мужского…

 

-Очень даже…

-И мы смогли собраться на эту финальную гонку, хотя, признаюсь, с трудом попали в финал.

 

-У вас четверка. Женская. Несколько лет вместе. На турнирах, на сборах, спали в одних комнатах, четыре женщины, четыре абсолютно разных характера. Вы так здорово сблизились и сроднились или все-таки были межличностные конфликты?

-Было и то, и другое. Почему были конфликты? Если ты профессионал, то тебе нужен результат. А если ты отдаешь всю себя работе, то простить кому-то некую слабость или недоработку подруги, это тяжело. Просто так никто не хотел отбывать время.  Если кто-то создавал какую-то конфликтную ситуацию, то это было только ради результата. Я была загребная, я самая молодая. Мне тоже надо было завоевать авторитет. Меня уважали, прислушивались и тренер, прежде чем мы вышли на воду в том финале, сказал лично мне: «Дина, я знаю, что можешь. Ты на тренировках творишь чудеса, поэтому постарайся сделать то-то-то-то, а девочки тебя поддержат». Если открутить кино назад, то скажу, что я даже не нервничала. Была удивительно спокойна. Просто очень хотелось выиграть. И понимала, что сегодня я должна сделать все, что от меня зависит, ведь со мной в одной лодке сидят люди, у которых за спиной по две, а у Фроловой три Олимпиады. Я понимала, что такое, может быть, больше никогда уже не повторится, именно поэтому – НАДО! Девочки говорили, мол, это твоя первая Олимпиада, но кто его знает, а будет ли, вторая… Олимпийская деревня находилась очень далеко, минут сорок езды, если нет пробок, а если есть, то около часа или больше. Очень хорошо, что украинская диаспора нам в Америке помогла. Они арендовали дом рядом с каналом. Это Лариса Барабаш постаралась. Она и сейчас помогает нашим спортсменам.  Домик предложили и мужчинам, но они отказались, по-моему, а мы поселились. Убеждена, что этот факт позволил лучше настроиться и достойно выступить.

 

-По возвращении вас награждали?

-На тот момент у меня не было квартиры, я ее получила в Днепре. Тогда еще не было орденов, а потому вручили Почетную грамоту от Президента. Кучма нас принимал очень тепло. Посмотрите, вот на мне сережки. Это подарок от Леонида Даниловича. Как одела, так их и не снимаю.

 

-Гребля и лыжи родственны в тренировочном процессе…

-Да, мы очень много бегали на лыжах.

 

-Как быстро Вы бегаете и где?

-Раньше мы в Тысовце бегали. Вся наша четверка много и хорошо бегала. Очень мне нравилось там, и трасса лежит через лес.

 

-Тысовец это красивое место, но отдельная тема для большого разговора, а я хотел бы спросить, что в четверке самое главное?

-Однозначного ответа нет. Умение настроиться, умение расслабиться, умение поддержать, подхватить лодку, не помешать впереди сидящему.

 

-Если по мне, то один из главных принципов академической гребли – раскинь умом, а потом веслами.

-Полностью согласна.

 

-Вы сегодня на руководящей должности, директор школы высшего спортивного мастерства. Для Вас это наказание или поощрение?

-Как-то так получается, что я всегда принимала участие в организации тренировочного процесса. Мне нравится эта кухня и хочется там не только мыть кастрюли, но и самой что-то готовить. Это очень тонкая штука. Для души. Сегодня я помогаю нашим тренерам. Предлагаю свои советы и подсказки. Поймите меня правильно, я столько лет в этом виде спорта и так к нему прикипела, здесь все такое родное и близкое… Это моя жизнь, моя судьба… Да, я как руководитель, должна думать и про другие виды спорта, а их около двадцати, помогать и обеспечивать всем самым необходимым для достижения высоких результатов. Я им помогаю, стараюсь быть максимально объективной для всех видов спорта, но что я могу поделать с собой, если я родом из гребли?

 

-Как обстоят дела с лодками? Не секрет, что от них тоже очень многое зависит.

-Количество инвентаря пока есть, другое дело, что он не обновляется. Лодки тоже имеют срок годности. Последние были приобретены в 2010 году, до лондонской олимпиады. Перед Рио у нас пополнения не было, поскольку были еще эти. Очень хотелось бы, чтобы перед Токио-2020 наши ангары пополнились.

 

-Вы руководитель школы, жена, мама и тренер, что самое главное, еще и тренер дочки Алсу. Какая из этих должностей для Вас самая трудная?

-(Смеется) На самом деле тяжело это все совмещать.

 

-В гребле довольно узкий диапазон в тренировочном процессе, т.е. вода, лодка, весла. Нельзя увеличивать нагрузки до бесконечности, поэтому хочется узнать, а что надо сделать для того, чтобы и скорость была высокой на дистанции, и на финишный штурм сил было достаточно?

-Это уже тренерская тактика.

 

-У Вас есть свои секреты?
-Мир большого спорта не стоит на месте. Каждый всегда что-то ищет. Поэтому, если нам что-то удалось в 2012 году, в 2016 не удалось. Вроде бы есть наработанная методика, все есть, ан, нет! В 2012 году готовили команду и все пазлы сложились. Ведь в лодке не только сидеть надо, а еще и работать. Можно быть физически сильной спортсменкой, но команда не показывает с этой спортсменкой того времени, что показывает с другой. Все это очень сложно и задача со многими составляющими: лодка, команда, спортсмены и масса всяких больших и не очень, деталей, которые должны в нужном месте и в нужный час выстрелить громко и точно. К сожалению, иногда какая-та мелочь может все поломать. У нас была хорошая биохимия. Я была и врач, и массажист, и тренер, три в одном, и настолько чувствовала каждую девочку в команде, что даже и не знаю как это выразить…

 

-Как врача, массажиста и тренера хочу спросить, а каким был самый громкий скандал в Атланте-96?

-Не знаю.

 

-Четыре российских спортсмена и велосипедистка из Литвы попались на допинге. Тогда в моде был бромантан. История была звонкая. В конце – концов медали оставили, поскольку удалось доказать, что этот препарат не был включен в список запрещенных. Сразу же после Игр его внесли в протокол. Но это к слову, поскольку тема актуальная, а скандалы с допингом продолжаются и сегодня.

-Ой, за нашей командой – 2012 офицеры следовали буквально по пятам. В месяц по два раза проверяли. Даже сюда прилетали. Мы только спускаемся с трапа самолета, а они уже нас ждут. Коженкова и Дементьева были под присмотром круглосуточно.

 

-Академическая гребля особый вид спорта. Без громких рекордов, поскольку в гонке замешаны погода, климат, ветер, канал, озеро и так далее, а знать о соперниках надо много. Какой выход?

-Мы следим за всеми турнирами через интернет, держим руку на пульсе больших турниров.

 

-Ну, а теперь маленький блиц. Ваше фирменное блюдо?

-Селедка под шубой.

 

-За что уважаете человека?

-За честность и искренность.

 

-Какая главная черта Вашего характера?

-Доброта.

 

-Что в этой жизни не понимаете?

-Много чего не понимаю, но все равно учусь…. Тяжелый вопрос…. Бухгалтерию не понимаю. Для меня это загадка.

 

-Вы суеверный человек?

-Нет!

 

-Что для Вас семья?

-Это жизнь моя.

 

-Какой главный принцип в жизни?

-Если есть еще одна попытка, то ты не проиграл.

 

-Это последняя строка из книги Сергея Бубки «Попытка в запасе».

-Точно! Я на этой книжке сделала себя. Я в свое время читала очень много спортивных книг, а Бубка тогда еще выступал, мой тренер меня все время подхлестывал к новым результатам, не могла понять, как я смогу попасть в сборную СССР и он дал мне эту книгу.

 

-Умеете ли прощать?

-Тяжело, но могу. Научилась после сорока.

 

-Самая тяжелая гонка в жизни?

-Морально тяжелая была в Сиднее.

 

-О чем жалеете?

-Жалею, что уже никогда не стану олимпийской чемпионкой.

 

-Но дочка может стать.

-Конечно! Вы знаете, мои девочки в 2009 году стали чемпионками мира, и я так искренне радовалась! Этому меня муж научил. Он сказал жестко, но честно, мол, ты уже не спортсменка, никаких титулов не заработаешь, теперь ты – тренер, и все что ты можешь и знаешь, дай другим. Покажи, научи. Получай удовольствие от того, что они станут чемпионами благодаря тебе. Это врезалось в меня, и многое перевернуло в сознании. Даже сегодня, несмотря на то, что я руководитель, внутри сидит тренер, готовый помогать и подсказывать, что, собственно, я и делаю довольно часто. Мы на территории острова, парка. Там за забором люди гуляют и отдыхают, а у нас другая аура, другой накал страстей. Особый. И мне очень нравится, что есть этот остров, эти лодки, Днепр и наша команда.

 

Сергей Аллахвердян

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *