“Портретная галерея”. “Футбольная история” Евгения ЯРОВЕНКО

Евгений Викторович Яровенко, 17 августа 1962г., Каратау, Джамбульская обл., Казахская ССР. Футболист.

Чемпион Олимпийских игр в Сеуле-1988.

Обладатель Кубка СССР и серебряных медалей чемпионата страны в составе «Днепра» – 1989г

Включен в список 33 лучших под первым номером – 1987г.

Заслуженный мастер спорта СССР

Обладатель юбилейной награды УЕФА, как самый выдающийся футболист Казахстана за последние 50 лет (1954 – 2003г.г.).

 

 

В нынешнем году исполняется 30 лет исторической победе советского футбола на Олимпиаде в Сеуле. В составе той чемпионской команды был и сегодняшний мой собеседник. Годы мало его изменили, лишь добавив седину в волосах, очки на носу и новый статус деда. Он по-прежнему строен и подтянут, с особым удовольствием играет в матчах ветеранов и может часами говорить о футболе. Да, разве только о нем? Интеллектуал, аналитик, киновед и отличный семьянин. Это, если быть очень кратким.

Разговор наш был длинным, но я вынужден многое оставить «за кромкой поля», поскольку существует казенное слово «формат».

 

Слово Евгению Яровенко:

 

-Отец мой работал водителем, а мама продавцом в продовольственном магазине. Как их занесло в Казахстан, не уточнял, хотя и в Барнауле жили, и в Узбекистане. Мама моя из Джамбула, там с отцом они и познакомились, так образовалась супружеская пара Яровенко.

 

-Большую роль в Вашей судьбе сыграл старший брат. У Владимира не было такой яркой биографии, как в Вас.

-Он играл на уровне Второй лиги и Первой российской.

 

-Это говорит о том, что Яровенко – младший играл лучше брата?

-Некорректно об этом говорить, но учитывая то, что уровень футбола даже Второй лиге был очень приличный, да и уровень Первой лиги тоже, это о чем-то говорит. Брата в команде звали «пчелка». Он играл левого вингера, закрывал всю бровку. Трудился как пчела.

 

-Можно сделать вывод, что для семьи Яровенко потомственно главный – левый фланг?

-Получается, что так.

 

-Я знаю, что начинали Вы по-другому, но травма вмешалась в судьбу и после того, как левая нога получила «второе образование», многое в карьере изменилось.

-Мне было лет 17-18, когда в одном из матчей, я играл за свою городскую команду «Фосфорит» (Каратау), произошел вывих голеностопа правой ноги. Медицина тогда была рабоче-крестьянская, лечился народными методами, но продолжал тренироваться и подтягивать левую ногу. Мои старания увенчались успехом и когда подлечилась правая нога, то я уже прекрасно работал и левой. С этого все и пошло.

 

-Я оставляю за бортом истории три сезона в составе джамбульского «Химика» и возвращаюсь в 1983 год, когда Евгений Яровенко стал игроком алма-атинского «Кайрата», дебютировав в матче против киевского «Динамо». Уже в 1986 году Вы капитан команды, а в 1987-ом… Но не будем торопить события. Это было счастливое стечение обстоятельств, что в «Кайрате»  собрался такой замечательный коллектив?

-Действительно, начиная с 1982 по 1988 год, это был крепкий орешек со своими лидерами, со своими исполнителями и своим особенным почерком. Как раньше было? Собирали всех лучших, потом отбирали самых-самых. Казахстан был представлен во Второй и Первой лигах, к слову сказать в восьмой зоне было очень много приличных команд. Признаю, что многие не хотели идти на вторых ролях в «Кайрат», поскольку они были лидерами в своих клубах, а  ехать в Алма-Ату и сидеть в дубле с низкой зарплатой им не хотелось. А теперь другой аспект. Средняя линия на тот момент у нас была одной из лучших в Союзе. Это Курбан Бердыев, Сергей Волгин, Вахид Масудов, Антон Шох и многие другие.

 

-В 1986 году «Кайрат» впервые в своей истории занял почетное седьмое место в чемпионате страны, а в 1987 году Вы попали в число 33-х лучших футболистов СССР, да еще и под первым номером на своей позиции. Кстати, вторым был Алексей Чередник из «Днепра».

-Тот год был для меня самым лучшим. В «Кайрате» я забил 6 или 7 мячей, точно не помню, и уже выступал за олимпийскую сборную СССР, плюс три игры провел за национальную сборную.

 

-Поскольку в этом году исполняется 30 лет легендарной победе на Олимпиаде в Сеуле-88, хотелось бы поговорить об этом более детально. Анатолий Бышовец подбирал ребят не только по профессиональным качествам. Для него важен был характер каждого игрока. Очень неожиданный подход, признаюсь. Как бы Вы охарактеризовали Бышовца?

-Я немного перескочу через времена. Когда я работал в донецком «Шахтере», то журналисты спрашивали меня о том, почему у Анатолия Федоровича не получилось в «Шахтере», на что я всегда отвечал, что Бышовца клубного тренера я не знаю, я знаю Бышовца тренера сборной. Он подобрал боеспособный коллектив, начиная от тренерского штаба, ставил максимальные задачи, а через сито отбора прошло порядка семидесяти футболистов. О чем еще говорить?!

 

-Селекционная работа была проделана большая.

-Да, на каждую позицию было по 3-4 футболиста, но Бышовец выбирал лучших из лучших. Посмотрите окончательный состав сборной. Каждый игрок – личность.

 

-Бышовец славен и тем, что он большой интеллектуал.

-Конечно! В каждой поездке он команду возил по музеям и театрам.

 

-Особняком, наверное, стоит Ватикан, когда сборная была на приеме у Папы Иоана Павла II, мало того, Бышовец с ним общался.

-Это было. Но будучи игроком «Днепра» в 1989 году я снова был в Ватикане, то есть я видел его дважды.

 

-И какое впечатление он произвел?

-Раз в году Папа собирает в Ватикане посланцев мира. После нашего чемпионства команда была в Италии и попала на этот прием. Зал был огромный, было там 10-15 000 человек.

 

-Ого!

-Да! И даже есть фотографии, где все мы сидим в бордовых костюмах с эмблемой «Днепра». Когда он подошел к нам, команда встала, и Папа сказал на русском языке: «Я приветствую команду «Днепр» из города Днепропетровск». Было очень приятно. Мы подарили ему различные сувениры. Это была незабываемая встреча с Папой. А что касается Бышовца, так он видел цель и вел к ней. Еще раз подчеркну, что это его заслуга в создании такого боеспособного коллектива. За два с половиной года существования той команды, олимпийская сборная не проиграла ни одного матча. В расчет идут товарищеские матчи, различные турниры и игры на официальном уровне, которые включают в себя отборочные матчи, групповой турнир и так вплоть до финала. Это же о чем-то говорит?!

 

-Кроме одного, что Евгений Яровенко, ни одного мяча не забил.

-В товарищеских играх забивал, а в официальных – нет.

 

-Перед Сеулом команда уехала в Японию на акклиматизацию.

-Да. И это тоже был правильный тренерский шаг. Мы провели там три игры. Две выиграли, а одну сыграли вничью. Оттуда мы вылетели в Сеул.

 

-А теперь самое главное. Начнем с подгруппы. Первый матч вы играли с хозяевами – 0:0, добились победы в матче со сборной США – 4:2 и выиграли у сборной Аргентины – 3:1.

-Причем, с американцами вели – 4:0 и в конце пропустили два мяча.

 

-В четвертьфинале повезло, вас ждала сборная Австралии.

-Мы серьезно настраивались на эту игру, а потому и победили – 3:0.

 

-Значительно тяжелее был полуфинал, где первыми забили итальянцы.

-Мы понимали, что уже вошли в четверку лучших, но всегда хочется большего. Был хороший настрой, нам удалось отыграться, а потом и выйти вперед -2:1, затем -3:1, в итоге – 3:2.

 

-В финале вас уже поджидали бразильцы, но и здесь Бышовец придумал оригинальный ход с теплоходом «Михаил Шолохов».

-Я скажу больше. С первого дня Бышовец не уставал повторять одну фразу: «Серебро – это хорошо, но по-настоящему блестит только золото». Мы уже устали, почти месяц катались туда-сюда, вдали от дома, разные переживания, вышли в финал, а если бы нас отвезли в олимпийскую деревню со всеми ее прелестями, то я не знаю, чем все могло закончиться. Три дня до финала мы жили на теплоходе, который очень здорово охранялся от посторонних. На палубе играли в футбол и отчетливо осознавали огромную ответственность за свою страну.

 

-Сегодня даете себе отчет в том, какую команду обыграли? В том бразильском составе были  Таффарел, Алоизио, Бебето, Карека, Ромарио и другие восходящие звезды.

-Да, тем почетнее та победа. В полуфинале немцы играли с бразильцами, мы пытались не думать о финале, но верили, что с бразильцами сможем поспорить за чемпионство. И еще. Нас никто серьезно не воспринимал. Это, кстати, беда всех сильных команд,  – недооценка соперника.

 

-Убежден, что знаете сегодня тот финал наизусть, поскольку много раз просматривали.

-Так оно и есть.

 

-И все-таки 1октября 1988 года, 73 000 зрителей на стадионе Сеула ждут развязки футбольного детектива под названием Финал. Начало не предвещает бразильцам ничего хорошего, они уходят в оборону, но потом…

-Да, на 30-ой минуте Харин ошибся при подаче углового, и Ромарио или Фариас, как его называли в Европе, открывает счет. На 60-ой минуте Михайличенко заработал пенальти и, по традиции, его реализовал Добровольский. Бразильцы кинулись нас атаковать, но мяч летел куда угодно, только не в ворота. Бразильцы не хотели еще раз испытывать судьбу в серии одиннадцатиметровых, но основное время завершилось вничью. На 105-й минуте  наш «джокер» Юрий Савичев, заменивший Нарбековаса забил второй мяч. Это Володя Лютый эффектно скинул мяч на Савичева, который вышел один на один и перекинул мяч через далеко вышедшего вперед Таффарела.

 

-После третьего тайма Гела Кеташвили рухнул на газон со словами: «Победа! Мы – чемпионы!». Было такое?

-Было потрясающее напряжение. Ребята поднимают Гелу со словами: «Ты с ума сошел? Еще играть второй тайм». В четвертом тайме сначала удаляют Татарчука, а через несколько минут и Эдмара. Это потом я узнал, что телевизионщики показали за несколько секунд до финала рыдающего тренера Карлоса Альберто.

 

-А через шесть лет львиная доля этих бразильцев станет чемпионами мира! Вместе с финальным свистком пришло понимание того, что вы сделали впервые после 1956 года, когда сборная СССР выиграла золотые медали в олимпийском Мельбурне?

-Нет! Мы обнимались, кувыркались, радовались, но нас быстро завели в раздевалку, где опять-таки принимали поздравления от Колоскова и иже с ним, но надо было быстро переодеться и выйти на церемонию награждения.

 

-Представляю, как «штормило» всю ночь теплоход «Михаил Шолохов»….

-Было дело!

 

-А Сеул удалось посмотреть?

-Игры были в разных городах, и только финал в Сеуле, но у Бышовца была традиция 30 минут водить нас перед сном по берегу океана. Запомнились рыбные рестораны, которые были на берегу. Слюнки текли от запахов, но денег у нас не было.

 

-Значит, надышались и насмотрелись. Эмоции улеглись. Год 1989-й. Вы становитесь игроком «Днепра», хотя сватал и Лобановский, и московские клубы. Почему именно «Днепр»?

-В сборной со мной играли Лютый, Чередник, Тищенко, а моими друзьями были Эдуард Сон и Антон Шох. В «Днепре» все мечтали играть. Это не для красного словца. Просто это такая команда. Особенная. Со своим духом, менталитетом, статусом и характером.

 

-Уже в дебютном матче против «Зенита» Вы забили первый гол со штрафного.

-Я никогда не бью штрафные, а тут… Был уверен, что забью. Спросил у ребят разрешения, получил «добро» и мяч влетел через «стенку», а второй гол забил Сергей Пучков – 2:0.

 

-Вам снятся футбольные матчи?

-После того как закончил играть, это было. Переход от футболиста к тренеру был долгим и болезненным.

 

-Яровенко – футболист и Яровенко – тренер, в чем разница?

-Тренеры говорили, что своей игрой я опередил время, поскольку часто подключался к атакам. Мне нравилось, как играет Анатолий Демьяненко и старался учиться у него. Хочется, чтобы и мои подопечные всегда были активны в атаке и учились у классных игроков.

 

-Какой нападающий для Вас был самым трудным орешком?

-И Таран, и Протасов, когда я играл против «Днепра» и Володя Гуцаев из тбилисского «Динамо», Олег Блохин, Александр Бородюк.

 

-А из мировых звезд?

-Ромарио, против которого я играл в Сеуле.

 

-Матчи ветеранов. Это способ заработать или встреча друзей?

-Никогда не ставил на первое место деньги. Это встреча с друзьями, это общение. Сегодня мы больше сблизились и дружим. Это Валера Городов, Олег Таран, Сергей Башкиров, Леша Чередник., тот же Игорь Емец, который вместе с нами. Раньше тренировка, игра и по домам. Сегодня мы  больше знаем друг про друга и объединяем ветеранское движение вокруг себя.

 

-Знаю, что Вы коллекционировали автографы и слыли знатоком кино и театра. С кем однажды хотелось бы встретиться?

-С киноактером Александром Калягиным.

 

-Зная Вашу страсть к киноискусству, если отмотать время назад, не было бы желания поступить в театральный или на режиссуру?

-Нет, я всегда был предан футболу.

 

-Какая привычка самая старая?

-Делать людям добро.

 

-На что обижаетесь?

-Стараюсь не обижаться.

 

-В 2000 году УЕФА объявило Вас  самым выдающимся футболистом  Казахстана. Как выглядит эта награда?

-Я хочу этот же вопрос задать Олегу Блохину, у него аналогичный приз как представителя Украины. Знаю, что документ есть, а сам приз я не видел никогда.

 

-Если по мне, то Евгений Яровенко очень фартовый. Вы однажды выиграли 50 000 рублей в лотерею «Спринт», астрономические деньги советской эпохи, дважды встречались с Папой Римским, объездили почти весь белый свет, а приглашение в олимпийскую сборную получили в день собственной свадьбы и это еще далеко не все!

-Да, все это было. А еще я однажды нашел 70 рублей, а это у кого-то была месячная зарплата, и часы находил.

 

-Раз уж разговор зашел семье. Знаю, что жена Светлана гимнастка, да и дети пошли по родительским стопам в большой спорт.

-Света мастер спорта СССР по спортивной гимнастике, сын Александр профессиональный футболист, нападающий, Катя пошла в художественную гимнастику и в групповых упражнениях стала чемпионкой Европы.

 

-Если сын сегодня в поисках клуба, то чем занимается дочь?
-Она подарила нам внучку Еву и это самая большая радость для нас.

 

-О чем мечтаете?

-Первое и главное, чтобы был мир в нашей стране, здоровье у моих родных и близких, а для себя…  Хотелось бы поработать в хорошем клубе и достичь достойных результатов.

Сергей Аллахвердян

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *