Рубрика “Портретная галерея”. Наш гость – Иван Беляев

Наш сегодняшний собеседник Иван Павлович Беляев (род. 8 февраля 1935г.), бронзовый призер Олимпийских игр в Токио-1964 на дистанции 3 000м с препятствиями. Чемпион СССР 1964г. В 1965г. он повторил мировой рекорд, который стал рекордом СССР – 8.29,6. Мастер спорта СССР международного класса. В настоящее время работает преподавателем физкультуры.

БИОГРАФИЯ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ

 

В 1974 году, когда Иван Павлович Беляев пришел работать педагогом физкультуры в техникум, в Днепропетровске он звался просто, Монтажный. Это сейчас он стал колледжем и имя у него длинное и важное – Днепропетровский государственный колледж строительно-монтажных технологий и архитектуры. Но суть даже не в этом. Чтобы добраться до физкультурного зала, где все эти годы работает бронзовый призер Олимпийских  Игр Токио-1964, надо от парадного входа пройти прямо, потом вверх, потом по ступеням то вниз, то вверх. С учетом, что я чуточку опаздывал на встречу, то по сути это был бег с препятствиями. Представляете? Именно в этом виде легкой атлетики на дистанции в 3000 метров и была завоевана та самая олимпийская медаль, которую я так и не увидел. Но обо всем по порядку…

Хотя…

В его судьбе все было как на любимой дистанции.

 

Усевшись на стульчик в своем рабочем кабинете, он начинает неторопливый рассказ:

 

– Я родился в Белгородской области, которая тогда была Курской.

 

А по всем справочникам проходит, что Вы харьковский…

– Ну, и правильно. Я школу закончил и поехал в Харьков. Все. А так, село наше Солдатское. И Куц из наших краев. Сосед мой был, как потом оказалось…

 

Тот самый Владимир Куц, легендарный чемпион Олимпийских игр в Мельбурне на дистанциях 5 000 и 10 000 метров?

– Ну, да! Когда в сборной, годы спустя, разговорились, он сказал, что бывал у нас. Подбитые танки вывозил после войны.

 

А как Вы попали-то в легкую атлетику?

– Станция наша Готня. Конечный пункт Южной железной дороги был. Я в школе учился, когда всех допризывников района позвали на кросс. Дистанция – один километр. Я приехал и победил. На этом все закончилось. После окончания школы в Харькове сдал документы в Горный техникум. Проучился до ноября, а потом в армию. Привезли нас в Севастополь. Меня забрали в школу авиационных механиков, что в Керчи, а относилась она к Черноморскому флоту, морская авиация.

 

К бегу там пристрастились?

– Нет. На первенстве гарнизона по просьбе друзей наказал одного хвастуна, который себя чемпионом звал. Выиграл обе дистанции – 1500 и 5000м. В Одессе на первенство округа пригласили. Там я занял второе и третье место. Компания сильная была, но я был доволен. В Севастополе участвовал в чемпионате Черноморского флота. И там отличился.

 

А когда серьезно стали тренироваться?

– После армии, когда в Харьков вернулся. Вернулся, а техникума нет, его в Донецк перевели. Зато есть физкультурный институт. А тут тренер у меня объявился. Он ходок был – Лыков Владимир Яковлевич. Он меня в тот институт и сосватал.

 

С чего начали?

– 800 и 1500м. бегал. Пробовал 100-200м, но это не мое. А вот 3000м с препятствиями понравились. Пошел работать на завод «Серп и молот», учился заочно и тренировался.

 

Когда первый успех пришел?

– Весной 1959 года я стал вторым в Харькове. Составляют списки на чемпионат Украины в Киев, а меня не берут.

 

Почему?

– Каждый тренер своего тащит. А мой – покупает мне билет. Приехали в Ялту. Дает телеграмму, что привезли лишнего человека, но талантливого и перспективного. «Наверху» задумались и дали добро, чтобы меня поставили на питание, и я начал готовиться к чемпионату страны. Я начал с 1500, потом 5 000, а потом 3 000м с препятствиями. В нашей харьковской команде был прошлогодний чемпион Леня Онищенко, который знал, что я его друга Депутатова «прижал», поэтому серьезно ко мне относился. Но выиграл я тогда свои 3000 с препятствиями, после чего оставляют меня, а не Онищенко. Так и пошло-поехало…

 

А что потом было?

– Весной 1959г я уже попал в сборную Украины. Тренировался. Меня возили по разным соревнованиям. Я в Минске на Мемориале Знаменских выступал, показывал неплохие результаты, уже под мастера. В декабре 1960г. переехал в Днепр. Я уже был женат, а здесь жилье предложили. Виктор Черников из «Авангарда» уговорил на переезд. Привезли на Гагарина, а там большая трехкомнатная квартира для переселенцев. Выбирай любую  комнату. Я выбрал с окном на проспект. А работать стал на ЮМЗ. Там еще спортклуба не было.

 

А как получилось, что Вы в Токио попали?

– Я заочно учился в Харьковском физкультурно-педагогическом, а в 1964 году надо было сдавать госэкзамены. Я их успешно сдал. Был отдохнувшим, с хорошим настроением, поэтому на чемпионате Советского Союза это сыграло свою положительную роль. Я стал победителем.

 

Япония была первой зарубежной поездкой?

– Нет, до этого ездил в Чехословакию, Венгрию.

 

И как на этом фоне выглядела Япония?

– Ну, это же совсем другое! Азия. Другой язык, другая культура, поклоны всякие…

 

Как добирались до Японии в 1964-ом?

– Мы из Москвы летели в Хабаровск. Помню, нас рыбаки пригласили в гости, чтобы посмотрели, как делается черная икра. Рыбаки огромный таз ею наполнили, потом бросили несколько жменек соли, все перемешали и говорят, погуляйте минут 20-30. Ну, а потом…

 

Наверное, первый раз в жизни черную икру ложками ели?

– Точно! А для адаптации мы в Японию приехали на две недели раньше. Поселили нас где-то в горах, километров 150 от Токио. А кормить… Принесли устриц, корешки какие-то и чуть-чуть черной икры в блинчик скрученной. Мяса нет. Рыба и икра. Леня Жаботинский стал возмущаться, а японцы все записывают. На следующий день уже совсем другие порции были. Не японские. И мясо было. Большими кусками…

 

Какая атмосфера была на Олимпиаде?

– Атмосфера праздничная. Народу много было. И самих японцев много было. Очень. Еще скажу, что на 5 000 и 10 000м было много сильных бегунов. К слову сказать, в Токио  я ошибся здорово.

 

В чем?

– Просчитался в кругах. Рев стоит невероятный! Я бегу, а на повороте часы были, и что-то я просчитался. Думал, что еще надо круг бежать, а это оказывается, уже был финиш. После барьера сход и получилось – 8.33,8. На финише меня поздравляют с медалью, а я расстроенный…

 

Первым пришел бельгиец Гастон Рулантс– 8.30,8, вторым британец Морис Херриотт – 8.32,4. Вы проиграли чемпиону ровно три секунды… Вижу, что и сегодня Вы не можете себе этого простить. Но давайте о хорошем. Что домой привезли из Токио?

– Кимоно. Его подарил мне сам император Хирохито.

 

Ого!

– Да. А после того замечательного вечера с банкетом, предложили проехаться по городу. Нас человек 18-20 было. А Валерия Брумеля не взяли, потому что он загулял.

 

Он же в Риме был серебряным призером, а тут золотую медаль выиграл. Триумф! Можно понять человека.

– И еще был нюанс. Когда Брумеля зарубежные журналисты расспрашивали про Японию, он ответил, что ему здесь очень понравилось, а они возьми и переверни все так, что Брумель якобы не прочь остаться в Токио. Именно поэтому его быстренько и отправили подальше от прессы.

 

И какое впечатление осталось от прогулки?

– Город в разноцветных огнях. Красиво. Нас даже по спортивным клубам возили. Здорово было…

 

В 2020 году Олимпиада снова пройдет в Токио. Не хотелось бы спустя 56 лет еще раз попасть в Японию, как раз на свое 85-летие?

– Да, кто ж откажется-то? (Улыбается). А еще с гейшами интересно было. Заводят нас куда-то поесть, а она сидит напротив, по глазам или движениям угадывает, что ты хочешь. То палочки тебе подаст, то это блюдо, то другое. Фантастика.

 

Как вам столовая в олимпийской деревне?

– Ой, талоны только на вход, а там… коммунизм! Бери, что хочешь и сколько хочешь! Леня Жаботинский наберет полный поднос, съест, а потом снова в поход за едой отправляется. Видел, как многие спортсмены из разных стран за ним с улыбками наблюдали.

 

А что-нибудь купили в Токио? Жене или дочке.

– Жене платье красивое купил. Для дочки платье взял и сапожки. Себе плащ болоньевый. Тогда они модными были.

 

Как в Союз добирались?

– Тех, кто задержался, перевезли в Находку. Переночевали, а утром поездом в Хабаровск, оттуда в Москву самолетом.

 

Вас где награждали? В Москве?

– В Москве? Нет. Встречали там тепло, конечно.

 

Может в Киеве поздравляли?

– Да. Поздравляли.

 

И что вручили?

– Ничего. Концерт был. Юра Гуляев пел, другие артисты. Стол был хороший.

 

Ну, денег-то, хоть дали? В Москве или в Киеве…

– Не-е-ет. Тогда запрещалось это.

 

Может быть, квартиру дали?

– Вот это, другое дело. Помню Куц ездил, выступал, а ему подарки дарили. Вот кто-то написал, что знаменитый чемпион этим зарабатывает. Он так психанул, что прямо в Лондоне, на каком-то турнире, сграбастал все эти сувениры и отнес то ли в оргкомитет соревнований, то ли еще куда-то, и положил на стол. Чтобы не писали глупости! А вот когда я на следующий год повторил мировой рекорд – 8.29,6, на Спартакиаде профсоюзов в Москве, то выписали хорошую сумму, но вычли с меня за форму и на руки дали 400 рублей.

 

Иван Павлович, правительственных наград у Вас нет, денег за медаль не дали, а звание заслуженного мастера спорта присвоили?

– И этого нет. До Токио я выполнил норматив мастера спорта международного класса, так то и осталось…

 

Ну, еще и медаль. Бронзовая. Олимпийская.

– Так и медали нет. Украли.

 

Как?! Расскажите.

– Когда в 1994 году Кучма стал президентом, он приехал в Днепр. Здесь собралось много гостей из Москвы и других городов. Приехал и Борис Березовский. Тот самый. Он дружил с Владимиром Левиным нашим, он тогда старшим тренером был, и начали со мной торговаться, мол, продай эту медаль. Я Березовскому отвечаю, что, это память моя и деньгами ее не измерить, не хочу продавать и все. Я был на встрече с Кучмой, вместе со спортивной делегацией города и на мне была лента с медалями. После этого нас пригласили на банкет. Левин подошел ко мне и говорит, сейчас пойдем за стол, а я предлагаю положить твою ленту в сейф. Отдыхай спокойно, а завтра придешь и заберешь. Я согласился. Он открыл сейф, положили мою ленту с медалями. На следующий день я приехал ее забрать, а олимпийской медали нет. Правда, мне сказали, что приезжала жена Левина и открывала сейф. Он меня успокаивал, что медаль найдется, но все без толку. И свидетелей было много, как я ту ленту с медалями в сейф положил и в милицию писал заявление, но все зря.

 

Обидно… Давайте поговорим о чем-нибудь другом, не таком грустном. Вы в Японии в советских кроссовках бежали или уже «Адидас» был?

– Нет, в «Адидасе».

 

У Вас необычный вид спорта. Надо в воду прыгать, барьеры брать, бежать. Шипы то, какие были?

– Дорожка была гаревая, каждый шип – 30мм – в нее входил. Втыкаешь – вытыкаешь на каждом шаге. Сколько потерь! А если б покрытие другое было?! Представляете, какое время можно было бы показать?

 

На 3 000м у вас 35 препятствий, причем яма с водой семь раз попадается, а потом барьеры, которые сбить невозможно. На них можно наступать, а можно перепрыгивать. Вы что предпочитали?

– На яме с водой я наступал, а барьеры перепрыгивал.

 

К чему это я? Барьеры подвинуть нельзя, а стоят они одинаково точно?

– Почти. Вот, в Горловке я бежал, а от края ямы не была постелена подмостка, я наступаю на край и выворачиваю ногу. Неправильная расстановка приводит к травме.

 

Не кажется ли Вам странным, что в Токио на пьедестале стояли англичанин, бельгиец и украинец, а сегодня европейцев в этой дисциплине на пьедестале нет. Олимпийские и мировые рекорды принадлежат кенийцам.

– В 1968 году еще были, но меня не взяли, потому что опять, каждый тащил своего… Посмотрите, Володя Голубничий с пяти Олимпиад привез четыре медали: две золотые, серебро и бронзу.

 

Да, удивительный спортсмен! Только он и Сергей Бубка попали в Зал славы Международной ассоциации легкоатлетических федераций. А всего там 24 величайших легкоатлета мира. Две дюжины. И двое из них из Украины! А как долго Вы выступали?

– До 1972 года бегал.

 

А не было желания у выпускника пединститута работать тренером?

– До 1967 года у меня хорошая стипендия была, а потом я снова пошел работать на ЮМЗ, оттуда на стадион «Метеор», тренировать ребят. Они старались, но мой лучший результат 1965 года пока остается рекордом Днепропетровской области.

 

-Вам уже за 80. По паспорту. А на сколько лет Вы себя ощущаете?

-Уже не бегаю, вот, в чем дело. Сейчас начали коленочки беспокоить, остеохондроз и прочее, а так… Все нормально.

 

-Курили когда-нибудь?

-Нет! По молодости попробовал и все.

 

-Дочка в спорт не пошла?

-Она пробовала себя в плавании, но… И внучка у меня одна. Тоже не спортсменка. Зато есть четверо правнуков. Два мальчика и две девочки. Вот там я надеюсь…

 

Подготовил Сергей Аллахвердян

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *